Сделать Европу снова великой

Виктор Мараховский

Обозначенная в конце минувшего года чёткая оппозиция «Запад, верный ценностям глобального либерализма, против отступнической политики Д. Трампа» — спустя считанные месяцы явно размывается.

То есть нет: если взять чисто пространство публичных заявлений, то ничего не изменилось. Но если принять допущение, что публичные заявления решительно ничего не значат, и сосредоточиться исключительно на политической и экономической реальности — то получается странная картина.

ЕС, продолжая публично клясться в верности либерал-демократическим истинам и критикуя Д. Трампа за отпадение от них, — в реальности достаточно перегруппировывается ввиду сворачивания «конца истории» и подготовки к маячащим на горизонте катаклизмам.

Некоторые примеры — ниже.

Европа и Турция

Заключённая год назад сделка Евросоюза с Турцией по «делу мигрантов» — наглядный пример «оттянутого катаклизма».

После полуторамиллионного прорыва беженцев через Эгейское море в 2015-м испуганный Евросоюз, напомним, заключил с Анкарой соглашение, которое (в обмен на удержание турками нелегалов на своей территории и обустройство лагерей для них) предполагало интенсификацию переговоров о вступлении Турции в Евросоюз и, помимо прочего, отмену виз для турецких граждан.

Однако данная сделка застопорилась, поскольку отменять визы для турок Европа банально боится. И дело тут, вероятно, не в формально выдвигаемых к Анкаре претензиях («слишком нарушающее права человека антитеррористическое законодательство»). А скорее в страхе перед турецкими «туристами», обработанными террористической пропагандой, которыми, как показало убийство российского посла, могут оказаться вообще любые граждане — в том числе сотрудники силовых ведомств.

Со своей стороны, Анкара использует невыполнение Европой своих обещаний в качестве рычага давления, постоянно грозя аннулировать сделку.

О том, насколько реально данная угроза воспринимается в ЕС, говорит состоявшаяся 8 февраля в Вене встреча представителей силовых министерств полутора десятков восточных и южных стран Евросоюза, на которой уже к апрелю решено разработать общий план действий на случай, если Турция сделку отменит.

Европа и Ливия

Ещё более занятна политика Европы на южном рубеже. Она интересна тем, что в известном смысле между ЕС и Африкой существует столь же напряжённое движение нелегалов, что и между США с Мексикой. С той лишь разницей, что США и Мексику не разделяет Средиземное море и там, соответственно, можно построить великую стену.

Европа возможностью построить плавучую стену не располагает, но в последние месяцы и даже недели прилагает усилия к тому, чтобы установить её фактический аналог на африканском берегу.

Сложность в этом случае состоит в том, что основной мигрантский маршрут «до Италии» по морю пролегает через территорию Ливии, где государственность была уничтожена при энтузиастичном участии собственно Евросоюза.

И поэтому сегодня озвученные планы ЕС заключить с «международно признанным правительством» Ливии сделку, аналогичную турецкой (патрулирование берега и строительство лагерей для мигрантов на юге страны в обмен на финансовую помощь в размере примерно 200 млн евро) — встречают критику со стороны многих европейских же комментаторов. В частности, последние указывают на то, что международно признанное правительство контролирует лишь часть береговой линии. И тут одно из двух: либо привлекать к сделке вообще никем не признанных полевых командиров (вроде командующего «Национальными армией Ливии» Халифы Хафтара). Что некоторым образом отменяет любые официально провозглашаемые «ценности» к чертям. Либо искусственно игнорировать реальность — но тогда не будет результатов, ибо поток через Ливию усиливается и по итогам минувшего года поставил рекорд.

Европа и Европа

После очередного затишья вновь оживилась тема греческого долга. Вокруг Греции в настоящий момент бушует малопонятная на первый взгляд со стороны финансово-политическая баталия, в которой участвуют как Еврозона — с Германией во главе, так и МВФ.

Если коротко, то смысл баталии в следующем. В июле Греции положено выдать новый транш — в головокружительном с точки зрения какой-нибудь Украины размере 86 млрд евро.

Международный валютный фонд условием своего участия ставит дополнительное обрезание греческой «социалки», поскольку траты бюджета считает завышенными, а прогнозы экономического роста — не слишком радужными.

Со своей стороны, Европа (то есть Берлин) настаивают, что в этом году Грецию ждёт прорывный рост, что обстановка там вполне стабильна, а вот если МВФ не будет участвовать в дальнейшем спасении греческой экономики — то это-то как раз подорвёт доверие инвесторов и сделает мрачные пророчества его специалистов самосбывающимися.

По сути интерес ЕС вполне очевиден: если не спасать Грецию дальше совместно с МВФ, то придётся спасать её за счёт собственных налогоплательщиков. А в год германских выборов это, мягко говоря, не самая радужная перспектива.

Итогом баталии, между тем, в нынешнем году может (при пессимистическом сценарии) стать выпадение Греции из еврозоны.

Параллельно с греческим сюжетом развивается ещё один — связанный с нарастающими противоречиями в видении будущего между «Евроядром» (читай — Германией, Францией, Италией) с одной стороны и «новой Европой» (читай — Вышеградской четвёркой в составе флагманов бывшего соцлагеря Польши, Чехии, Словакии и Венгрии) с другой.

В марте в Италии состоится саммит, посвящённый, с одной стороны, 60-летию Римского договора. А с другой — установлению новых «правил пост-брекситного» существования ЕС. И, как отмечают СМИ, накануне саммита вновь оживилась (и была озвучена даже канцлером ФРГ Ангелой Меркель) идея «Европы двух скоростей».

Данная концепция предполагает, напомним, наличие «усиленно интегрированного ядра» с одними правилами и «европейской периферии» с другими. Апологеты идеи подают её как более реалистичную и анти-популистскую. Критики (то есть в основном та самая «Вышеградская четвёрка») указывают на то, что фактическое разделение ЕС на два сорта приведёт к тому, что «ядро» начнёт принимать и проводить решения, наносящие ущерб «периферии».

А поскольку именно так оно и будет — то вопрос о том, какие тут могут быть в перспективе компромиссы, если именно компромиссы привели к нынешнему кризису, повисает в воздухе.

Европа и Украина

Ну и несколько слов о внешней активности на восточных рубежах, очищенных от ни к чему не обязывающих общегуманитарных заявлений. Посол ЕС в Украине Хюг Мингарелли заявил на этой неделе, что «принятие закона об отмене моратория на экспорт леса-кругляка является условием для предоставления ЕС Украине транша в размере 600 млн. евро».

Как легко видеть, здесь отношения «метрополия — колония», которых так боятся более продвинутые восточноевропейцы, обозначены без каких-либо обиняков чёрным по белому.

…Что касается отношений ЕС и России — то лучше любых заявлений или символических передвижений символических натовских контингентов (4 раза по тысяче человек) вдоль европейской периферии о переменах скажет итоговое решение Еврокомиссии по проекту «Северный поток-2».

В настоящий момент ЕК очевидно взяла паузу: с одной стороны, расширение «Северного потока» собственно «евроядру» очевидно выгодно. С другой — речь идёт о политическом вопросе, ключевой ответ на который должен, по мнению аналитиков, дать не Брюссель, а Вашингтон. Если США дадут отмашку — «Северный Поток-2» будет немедленно одобрен. Если отношение не изменится и будет «как при Обаме» — реализация проекта вновь застопорится. А поскольку из Вашингтона ничего внятного на этот счёт пока не прозвучало — Европа замерла в молчаливом ожидании.

…Таким образом, легко заметить, что нынешнее «европейское ядро» уже достаточно чётко определило для себя приоритеты.

Прежние идеологизированные проекты в рамках «глобальной демократической либерализации», — оно явно не согласно поддерживать в одиночку. В своей же сфере компетенции «евроядро» уже осуществляет ползучую трансформацию, готовясь к очень возможному сценарию выживания в виде оставленной на произвол судьбы «мир-экономики».

А это значит — сворачивание слишком затратных амбициозных планов, отсечение периферии с последующей её усиленной эксплуатацией и, конечно, Великая Европейская Стена.

Поделиться: / / /