Упорство все превозмогает

Максим Соколов

12 декабря в московской гостинице «Марко Поло – Пресня» состоялось заседание «Круглого стола 12 декабря», имевшее целью произвести объединение демократических сил, а равно и выработать стратегию демократических сил по борьбе, по приходу к власти и по грядущему управлению новой, свободной Россией.

Организаторами были старейшая правозащитница Алексеева, режиссер-мультипликатор Бардин и профессор-солидарист Зубов. Вниманию собравшихся был предложен обширный документ «Объединение ради достоинства и свободы«, так, впрочем, и не принятый в качестве итогового заявления и отправленный в последующую доработку.

Возможно – кроме, конечно, общей склонности демократических (и недемократических, впрочем, тоже) сил к священному принципу «кто в лес, кто по дрова» – сыграло свою роль и то, что документ был составлен явно проф. Зубовым. Ex ungue leonem – против того не попрешь. Очень длинный текст, авторский выспренный стиль, любимая профессором тема декоммунизации и, наконец, крайняя решительность.

«Поддержка незаконного и кровавого диктаторского режима Асада, борьба с антиасадовской оппозицией под видом борьбы с терроризмом – неприемлемый нравственно и крайне вредный политически курс. Россия должна всеми силами содействовать восстановлению в Сирии демократической государственности, суду над диктатором Асадом».

То есть поддержка антиасадовской оппозиции, режущей головы – это нравственно приемлемый курс

Что имеется в виду под восстановлением в Сирии демократической государственности, понять совсем сложно – когда же в Сирии такая государственность имела место, но лучше всего это грядущая Россия, всеми силами содействующая суду над диктатором Асадом.

Бесспорно, в 90-е годы демократическая Россия непринужденно предавала былых союзников – вначале был Наджибулла, потом Милошевич. Но даже и тогда это заключалось лишь в отказе от помощи и умывании рук – «Разбирайтесь, дескать, сами». Прямое соучастие в расправе считалось неуместным даже в те годы. Когда теперь ради достоинства и свободы России – очевидно, в рамках национального покаяния – предлагается непосредственно вести вчерашнего клиента на эшафот, возможно, такая профессорская прямота вызвала некоторую изжогу даже у его товарищей по борьбе.

«Не обо всем следует говорить».

В итоге, мероприятие кончилось ничем, сочувствующие СМИ отозвались о нем крайне сдержанно или вовсе промолчали

А наблюдатели могли заметить закономерность: во времена, для данного политического направления неблагоприятные, на авансцене появляются люди, сочетающие неистовую активность с альтернативной одаренностью.

Сперва таким героем был шахматист Каспаров, могущий по своему послужному списку проваленных начинаний оппозиции носить почетное звание «братской могилы». Теперь, когда гроссмейстер и вельтмейстер окончательно отбыл за океан, свято место занял профессор Зубов.

С одной стороны, это не лишено комизма. Одновременно с заявлением про достоинство и свободу Зубов был принужден сделать другое заявление – «Завтрашней лекции в «Прямой речи» не будет. Билетов продано слишком мало, организаторы не могут проводить мероприятие«. Что уже буквально соответствует ильф-петровскому – «Кантор Шапиро в зале мэрии 19-го аррондисмана прочтет доклад «Самодержавие, православие и народность». Вход бесплатный. На покрытие расходов 3 франка с человека».

С другой стороны, смешного мало, ибо когда преимущественно такие люди идут в оппозиционную политику, а люди более ответственные и способные отлынивают, политические перспективы страны выглядят не очень важно

Тут возникает вопрос: на что вообще эти люди рассчитывают и отчего с унылым однообразием воспроизводятся все те же оргструктуры. «Комитет-2008», «Национальная ассамблея», «Координационный совет оппозиции» и прочие, их же имена Ты веси, Господи.

Такая упорная деятельность была изображена еще Пушкиным в «Сценах из рыцарских времен» –

«Мартын. Об этих последних разах я слышу уж не в первый раз.

Бертольд. Нет, право. Последний мой опыт не удался от безделицы — теперь уж я всё расчислил; опыт мой не может не удаться.

Мартын. Но смотри ж, сдержи свое слово. Пусть этот опыт будет последним и решительным.

Бертольд. Не бойся. Другого уж не понадобится…

Мартын. Погоди же здесь; сейчас тебе вынесу — сколько, бишь, тебе надобно?

Бертольд. Полтораста гульденов.

Мартын. Полтораста гульденов… Боже мой! и еще в какие крутые времена!»

Очень реалистично – так и представляешь себе беседу видного оппозиционера с руководителем какого-нибудь ендовмента за демократию.

С другой стороны, последний решительный опыт когда-нибудь действительно может оказаться успешным

Согласно преданию, Бертольд хотя так и не сумел получить философский камень, но в процессе решительного опыта смешал серу, уголь и селитру, которые изрядно сдетонировали – так был изобретен черный порох.

Американский же инноватор Чарльз Гудьир в ходе многолетних опытов смешивал каучук, натурально, черт знает с чем, пока в ходе 213-го, что ли, решительного опыта каучук, смешанный с серой, попал на раскаленную плиту, и так была изобретена вулканизация, даже и до сего дня лежащая в основе всей резинотехнической промышленности.

Российский же инноватор В. И. Ленин двадцать с лишним лет провел в непрестанной борьбе, расколах и координационных советах оппозиции, пока 25 октября 1917 не открыл новую эру в истории человечества.

Вероятно, опыт 1917, а равно и 1991 года – «кто был ничем, тот станет всем» – для людей определенного склада столь соблазнителен, что они до гроба готовы проводить опыты по вулканизации России. Какими бы несуразными они ни казались.

Горячечную веру в то, что рано или поздно кривая вывезет, ничто не охладит.

Поделиться: / / /