Шоу шатунов

Леонид Радзиховский

В Интернете кто и как мог отметил 5-летие несостоявшегося «восстания декабристов».

Из Вороньей слободки бывших «лидеров протеста» шумно доносилось все, что положено: «Дурак! – От дуры слышу!», «Ты слил протест! – Кто слил? Куда слил?! Как я его слил?!» и так долго еще. Высокие, высокие, рукоприкладные отношения. Из-под глыб раздавались, впрочем, и задавленные хрипы «Возьмемся за руки, друзья… Как здорово что все мы здесь…»

Весь этот детский крик на болотце и правда – ценный анализ.  Снимает целый ряд вопросов – непредубежденному читателю больше не надо объяснять «почему ничего не вышло».

Потому что из ничего и выйдет ничего.

Интеллект – эмоции – воля образовывают гармоничный равносторонний  треугольник

Собственно на этом «анализ игры» можно считать законченным.

Но тут, естественно, встает следующий, куда более интересный вопрос.

Почему же все прошло именно так. Почему «лидеры креативного класса» так глупы, «лидеры протеста» так трусливы, многочисленные аналитики, политологи, критики – так слепы?

Конечно, один ответ очевиден. Ни один кинокритик не способен снять даже плохой фильм, спортивный комментатор – забить хоть один гол. Это не значит, что они – плохие критики или комментаторы. Просто это – разные профессии. Так же и герои тусовочки на трибуне на площади выглядят как декоратор в чаще леса. Вот и лесок получается соответствующий – декоративный.

Но почему же отпихнув тусовщиков не пришли на их место политики?

Потому что – и это тоже наглядный факт – оппозиционных политиков в России нет. Со времен «Союза меча и орала» ничего не изменилось. Новые любительские постановки «12 стульев» (скажем «Координационный совет оппозиции» или «форумы» той же оппозиции в Прибалтике) это блестяще подтвердили.

Но ведь и это – только частный случай. Описать «заседение губкома» Ильф и Петров по техническим причинам не могли – а то получилась бы картинка не хуже.

Не только «оппозиционных», но «системных» или «охранительных» политиков в России – нет. Есть – чиновники (в том числе и партийные), пиарщики, шоумены и т.д.

Но вот занятий политикой: серьезной и законной борьбой за власть в ходе публичной конкуренции – конструкция нашей социально-политической Системы просто не предполагает

Больше того. Система так (и для того!) построена чтобы только этой опасности избежать. Соответственно, те, кто психологически, «физиологически» все равно склонен к такой деятельности, обречены играть все те же роли — шоуменов, чиновников, брюзжащих резонеров-тусовщиков.

Так было всегда – при монархии, при большевиках. Так обстоит дело и сейчас. Скрепы. Колея. Генофонд.

Краткие разрывы Колеи (1917, 1990 – 93) воспринимаются обществом как «смута», как «финальный Хаос» в классической пьесе, который разрешается вечным Катарсисом — Чиновником, прибывшим по Именному Повелению восстановить Гармонию, воссоздать Державную Музыку из охлократического сумбура, вывести из очередной Ямы на Колею.

Но в этих «смутных перерывах» политики все равно нет – просто потому что нет (не успевают выработать) четких легитимных правил. Ситуация чрезвычайная,  шурум-бурум, пафос зашкаливает, инструментов кроме голоса нет – это не политика. Это в лучшем случае подготовка к ней. Но заканчивается эта подготовка-к-демократии, как и было сказано – Явлением Бюрократии. «Все неясное стало ясным. Множество людей с веревочными усиками и королевскими бородами… внезапно посыпались в сторону, и на передний план, круша всех и вся, выдвинулось белоглазое ветчинное рыло с пшеничными бровями и глубокими ефрейторскими складками на щеках». Очередная Перезагрузка Компьютера Русской Истории – закончена, тяготение социальных сил воспроизвело знакомую Программу Порядка.

Но отчего вообще происходят эти перезагрузки, разрывы постепенности в просторечии именуемые «революциями»?

Вопрос неясный, наука, конечно, не молчит, говорит много и страстно, но довольно бестолково, как науке и положено.

Во всяком случае, формулы классика «низы не хотят жить по-старому, верхи не могут управлять по-старому» и «обострение сверх обычного нужды и бедствий трудящихся масс», как положено скрижалям, нуждаются в толкованиях

Мы – свидетели Революции 1990-93 – видели, что все было совсем не так.

Верхи с 1985 могли, но не хотели управлять по-старому. Причин было много, но так или иначе окостенение 1970-х стало для них (не только же лично для Горбачева, хотя его воля была решающей) морально нелегитимным. Вот и начали ворочаться на боку, перестраиваться – и доперестраивались до внутреннего раскола. Этот раскол элит действительно перевел «не хотят» уже на рельсы «не могут». Расколотые элиты не могли управлять по-старому.

Тем временем низы, на фоне шатаний верхов заработали головокружение, потеряли главное, чем низы (как, собственно и все люди!) так дорожат – внутреннее равновесие. Равновесие это называют «покорностью» — и это, действительно, покорность привычным законам жизни.

В этом смысле «нужда и бедствия» и правда обострились – их стало морально трудно терпеть (хотя раньше, например, в начале 1960-х физически терпели и не такое – просто были «отдельные трудности с хлебом». И – терпели! Везде кроме Новочеркасска).

«Доведенные до сомнений и разочарований» низы и правда уже не хотели жить по-старому, но понятия не имели как «по-новому».

Система – от верха до низа – вышла из равновесия. И искала возможности в нишу Равновесия вернуться

Евроспособ – перейти к устойчиво конкурентной модели, от Бюрократического Государства к государству политическому. Хорошо. Попробовали… «Интересное начинание – но не для нашего климата!». Перефразируя старый анекдот: сколько ни собирай урну для голосования – блиндаж получается…

Однако, учитывая смягчение социального климата, и нарушение равновесия и, соответственно, его восстановление, прошло в лайт-режиме.

Бюрократически-самодержавно-державное равновесие понемногу восстановилось – при полном одобрении и элит и низов.

И когда в 2011 некоторое количество Чацких решили своими пафосно-саркастическими монологами потрясти Фамусова и перетянуть на свою сторону Софью – затея изначально была тупиковой.

Раскола элит – не было. Никаких «медведевских элит» в противовес «путинским» — не существовало.

Массового недовольства низов – не было. Снижение уровня жизни (по сравнению с 2008) было крайне незначительным.  И уж точно – совсем не таким, чтоб поколебать внутреннее психологические «равновесие покорности» масс и социальное равновесие Системы

Что же было?

Легкий бриз легкой фронды – перед перспективой «опять Путин… А мы-то думали…» (причем что именно думали – сформулировать трудно!)

Ни одной «объективной» социально-экономической причины для Трещины в Системе – не было.

Может Система в такой ситуации треснуть?

Может.

Треснуть – не треснуть, но затрещать – вполне. Если ударится о чужой драйв, ударится об ненависть, ударится об волю. Тут могут полететь Черные Лебеди – искры от Удара.

Но ничего этого, понятно, в помине не было на нашем шоу. «Настоящих буйных» и правда мало: 0. Куда уж меньше. Правда, вожаков хватало. Вот они сейчас друг в друга снежки и бросают…

«Вы не холодны и не горячи. О, если б вы были холодны или горячи. Но вы теплы».

Не холодны – нет холодного расчета, плана, организации.

Не горячи – нет ненависти, которая гонит на бессмысленные поступки.

Теплы – не против пафосно потрендеть с трибуны.

Субъективные эмоции оказались под стать объективным обстоятельствам – завидная гармония.

Так что «декабристы» зря друг на друга друг другу жалуются. Они разыграли все те карты которые у них были. Карты – двойки и тройки. Больше ничего в прикупе не содержалось. Но так как признать этот факт не позволяет совесть, да и вообще говорить простую правду – просто нерукопожатно, то остается и дальше со вкусом выяснять «кто кому виноват»…

Вот такой вышел сюжет.

Для тусовки, которой театральность заменяет реальность – сюжет более чем банальный.

Поделиться: / / /