Справедливое неравенство

Виктор Мараховский

Последние лет пять журналисты (и я в том числе) писали о том, как повезло российскому государству с антигосударственной оппозицией.

Повезло в том смысле, что антигосударственная оппозиция, обладающая деньгами, связями и доступом в СМИ — была по убеждениям зверски рыночной. Что она выходила на все свои выборы и революции с лозунгами, метко пролетающими мимо 98% граждан. Или даже вызывала у них жгучее желание проголосовать за партию власти.

Почему так было — понятно. Спонсоры и патроны данной тусовки ставили на «креативный класс Москвы», на «разгневанных молодых профессионалов, вкусивших свободы», на «европейскую прослойку русских» и на переворот олигархов — словом, на всё что угодно, лишь бы оно ни в какой форме не напоминало условную «советскую идею».

Ибо спонсоры и патроны сами росли на Красной Угрозе — и органически не могли спонсировать в пост-советской России кампанию по внедрению в массы «советских» лозунгов

…Ну так вот. Ситуация изменилась. Пару дней назад один из главных фигурантов Болотной, затем подследственный, затем кандидат в мэры Москвы, в принципе — как и все либеральные оппозиционеры — уже списанный, выдвинулся со своей будущей президентской платформой.

Как сообщают «Ведомости», «основной социально-экономический посыл  – сглаживание социального неравенства в стране, в том числе за счет «олигархов, чье состояние нажито на перепродаже сырья и господрядах, а также участников залоговых аукционов». Блок социальной справедливости состоит из пяти основных пунктов: крупный единоразовый налог на упомянутых олигархов; радикальное сокращение бюрократии; полное освобождение от регулирования, налогов и отчетности индивидуальных предпринимателей с «небольшим» доходом; МРОТ – 25 000 руб.; семейная ипотека под 3% годовых. В числе мер, разработанных «с командой ведущих экономистов», – высокий налог на сверхдоходы, прозрачность госкорпораций, снижение налоговой нагрузки на малый бизнес и самозанятых россиян».

Неравенство — уже восемь лет, с начала мирового кризиса, победно марширует по миру, всё более увеличиваясь. Разрыв между «золотым процентом» и большинством растёт везде, во всех странах. И у нас в том числе

В известном смысле у нас ситуация даже пожёстче, чем у многих:  в минувшем году, по оценке Credit Suisse, состояние российских домохозяйств сократилось с $12 тыс. до $10,3 тыс. на человека, вернувшись к уровню 2004 года. А количество долларовых миллиардеров, напротив, выросло с 90 до 96 человек.

Причём тенденция эта — уже насчитывает не первый год. М. Ремизов и М. Восканян в фундаментальной статье «Патология неравенства» указывают на данные Росстата: на сентябрь 2016 г. сокращение доходов населения продолжается 22 месяца подряд. Минэкономразвития полагает, что по итогам года они упадут на 4,7–4,9%, хотя раньше прогнозировало снижение лишь на 2,8% в базовом сценарии. Кроме того, наблюдается резкий рост неравенства между разными регионами, существование параллельных «базовых структур — школ, больниц, судов, полицейских — для всех» и «базовых структур особого доступа» для «золотого процента». А также «дефицит приемлемых социальных позиций на среднем уровне» и фактическая остановка социальных лифтов.

Всё это называется «социальной сверхполяризацией».

Иными словами, неравенство в России — это богатый растущий ресурс, и именно его выбрала, наконец, в ближайшие годы бурить антигосударственная оппозиция

И этот факт, уважаемые читатели, снова ставит перед государством вызов, который в принципе существовал с самого начала нынешней эпохи. Фактически с того момента, когда страна начала выбираться из 90-х.

Вызов в следующем: в России нет работающей «культуры неравенства». В том смысле, что те формы неравенства, которые готово принять и даже одобрить большинство — за небольшими исключениями отсутствуют в жизни. А те, что со странным упорством раскручивают себя в медиа, поздравляют себя на новогодних огоньках и торжествующе демонстрируют миру знаки своего процветания — для большинства не просто неприятны, а неприемлемы на мировоззренческом уровне.

Говоря коротко, в представлении граждан неравенство обязано быть справедливым.

При этом сама природа, базовое понимание данной справедливости — резко отлична от той, что имеется, например, в другом «социально поляризующемся» обществе — американском

В американском восприятии справедливо то, что законно. Данное положение уходит корнями в практически религиозное доверие американцев к конституции, играющей роль натуральных скрижалей. Кроме того, как отмечал ещё Воннегут — «американцы есть нация, ненавидящая себя за свою бедность». Вместе это даёт готовность граждан переносить самые жёсткие формы социального неравенства, если они юридически оформлены и утверждены.

В России справедливо лишь то, что заслужено. То, что ловко прихвачено, приватизировано на залоговом аукционе, подарено папой — обладает в русских глазах легитимностью, близкой к нулю. Вне зависимости от того, насколько оно формально законно. Российская публика с некоторым трудом переносит даже «творческие династии» — и откровенно ненавидит разного рода «гонщиков на геликах».

Сегодня об этом редко вспоминают, но главнейшей мишенью перестроечной сатиры, направленной на позднесоветскую элиту — была именно несправедливость советского неравенства. Шедшая резко поперёк советской официальной морали.

«Мальчики-мажоры». «Покаяние». «ЧП районного масштаба». Типичный монолог партаппаратчика в исполнении Хазанова в «Вокруг смеха»: «И это напрасно думают, что у нас все разъезжают в черных «Волгах». Вот мне тут подсказывают, инструктор Сидоренкова до сих пор ездит в серой. Теперь по вопросу якобы привилегий по вопросу лекарств. Товарищи, вопроса такого нет. Мы можем предъявить рецепты: нам прописывают от того же, от чего и трудящимся. Причем зачастую то, что у нас не апробировано, а прямо из-за рубежа. Но мы идем на этот риск. И в поликлинике, товарищи, ничего особенного нет — обычная аппаратура для аппарата. Ни о каких привилегиях речи быть не может категорически. Например, инструктор Сидоренкова хотела недавно пройти на анализ раньше жены второго. Мы ее одернули. Мы ей прямо сказали: скромнее надо быть, товарищ Сидоренкова. Учитесь демократии!»

Публика была в гневном экстазе.

Несправедливость позднесоветского неравенства разрушила советский строй в куда большей степени, чем «воля к джинсам» и «желание богатеть»

Именно ею, пожалуй, следует объяснить тот парадокс, что уверенно выступивший за сохранение СССР советский народ пальцем о палец не ударил, чтобы защитить падающую советскую власть. Потому что это падали «инструкторы Сидоренковы» и «жёны вторых секретарей».

Далее начались годы столь головокружительные, что пока одни сражались за миллиарды, другие сражались за выживание. Однако эти годы уже прошли достаточно давно, чтобы проблема несправедливого неравенства снова встала в полный рост.

И что тут важно. Попытка заменить «официальную советскую» справедливость «официальной американской» — пролетела с треском. Тех, кто пытался не то что героизировать, а даже просто очеловечить олигархов — публика не приняла на дух. И в итоге те же люди, что несколько лет назад вели марши за свободу Ходорковскому — уже в следующем году поведут марши за раскулачивание олигархов.

Кстати, идея «единоразового мега-налога» на приватизаторов, с которой выдвигается антигосударственный кандидат теперь — как и большинство остальных положений «платформы» — в своё время была озвучена В. Путиным. Хоть и не получила своего развития в конкретных решениях парламента и правительства

Однако не исключено, что именно эти меры по «сглаживанию неравенства» будут приняты государством ближе к президентским выборам.

…Но есть мнение, уважаемые читатели, что «сглаживанием» принципиально вопрос не решить. Чтобы ответить на вызов неравенства по-настоящему, государство (потому что больше некому) должно развивать и всячески пропагандировать институт справедливого неравенства.

Государству нужны, грубо говоря, Герои России и Труда на «геликах» и в собственных особняках; рабочие, становящиеся мэрами; пожарные, становящиеся звёздами; и так далее.

…Герои Труда в России, кстати, есть. За четыре года с момента введения звания медалью награждены двадцать человек. То есть их число всё ещё вчетверо уступает числу долларовых миллиардеров.

И вот это точно придётся как-то выравнивать.

Иллюстрация: The Wireless «The Pencilsword» 

Поделиться: / / /