Про вред национального покаяния

Дмитрий Ольшанский

Одной из самых обсуждаемых тем осени стали преступления коммунизма и Советской власти.

Как, опять? — хочется спросить.

Да, опять.

После того, как некий молодой человек из Томска по фамилии Карагодин развил большую деятельность по поиску сотрудников органов, ответственных за арест и расстрел его прадеда-крестьянина 80 лет назад, и эта деятельность собрала бурные аплодисменты в нашей либеральной среде, — тема покаяния за Советский Союз снова стала модной.

И раз уж идея поиска в прошлом виноватых за все — не исчезает, и мы видим, как она популярна в Восточной Европе, — приходится предположить, что однажды она может заново зазвучать не только из клуба поклонников Карагодина, но и из источников посерьезней

Так что давайте разберемся.

Для начала, само явление коллективного покаяния, да еще и за преступления, которые совершали не сами кающиеся, и не представители государственной и судебной системы, от лица которой нечто подобное происходит, а их далекие предки или предшественники, — это абсолютный нонсенс с точки зрения как христианской нравственности, так и светского права.

Ответственность — индивидуальна, она не передается по наследству и не делегируется каким-то коллективам и абстрактным общностям.

Разумеется, с чьей-то колокольни это приятно и полезно: закошмарить какую-то общность призраками злодеяний, голода или геноцида, совершенных заведомо до рождения любого из участников этой общности, — и получить с нее деньги.

Больше того, теперь именно так и принято поступать — по миру кочуют теперь таборы профессиональных «жертв», составляющие списки тех, кто им должен.

Однако нельзя забывать, что это спекуляция и мерзость как перед Господом, так и перед людьми.

Далее, имеет значение тот факт, что размахнуться на официальное признание Советской власти исключительно преступным явлением нашей истории — вряд ли получится вне режима военной оккупации

Все-таки — и даже безотносительно того, что реальная советская история была много сложнее любой нынешней пропаганды, — в современной России живут миллионы пока что не потерявших гражданские права людей, настроенных по отношению к советскому прошлому не вполне покаянным образом.

Что с ними делать?

Ясно, что либеральный подход к этому вопросу не может не включать в себя некоторый вариант апартеида.

И уж если можно десятилетиями проводить экономическую политику, этим людям крайне невыгодную, подвигать их к тому, что каждое удобство, каждое общественное благо в их жизни должно продаваться им «по мировым ценам», — то почему бы однажды и не заклеймить их уже политически, как сторонников преступных идей и защитников преступной символики?

Я бы не исключал того, что попытка плюнуть этим людям в лицо — когда-нибудь будет сделана.

Но могут ведь и ударить в ответ — и очень больно.

Впрочем, допустим, что взгляды просоветски настроенной части общества получится проигнорировать — и таки осудить СССР непонятным пока судом

Но и в этом случае последствия такого суда будут неутешительными.

А какими именно — зависит от того, принимаем ли мы на себя юридическую преемственность по отношению к тому преступному режиму, который только что осудили.

Если принимаем — то добро пожаловать в дивный новый мир выплаты репараций.

Ведь государство, которое одновременно и признает все грехи СССР, реальные и мнимые, и берет эти грехи на себя, — безусловно попадает в зону ответственности за «оккупацию Прибалтики», «оккупацию Грузии», «оккупацию Польши», «Голодомор на Украине», и еще много, много каких претензий, которые мгновенно обнаружится у всех соседних стран, когда-либо входивших в советскую орбиту.

Говорите, что коммунисты плохие, и что вы — Россия и русские — за них в ответе?

Отлично, и мы того же мнения.

И вот вам от нас иск, платите.

Впрочем, есть и другой вариант.

Это если государство официально признает Советский Союз коллективным преступником, а репрессии известного времени — целенаправленным геноцидом, но ответственности за произошедшее на себя не берет, и современный русский народ, таким образом, «отвечальщиком» не становится, и репарации никому платить не должен

Но кто же в этом случае виноват?

Легко догадаться.

Советские преступления, лишенные прямой взаимосвязи с нынешней Россией и русскими, будут отправлены по принципу бумеранга обратно — к бывшим народам империи, к национальным меньшинствам прежнего СССР.

Будет сказано: да, мол, большевики были злодеи, но большевики не мы, а то была инородческая диктатура, угнетавшая русских.

На язык массовой пропаганды эту идею можно переложить быстро и технично, да и придумывать ничего не надо — достаточно просто взять ровно те методы, что используются против русских сейчас в Восточной Европе, и вернуть той же монетой.

Мало приятного и в этом варианте.

Ведь он не только так же далек от реальности, как и противоположный, но и зажигает огонь ненависти ничуть не меньший, чем тот, который либеральная партия готова зажечь против нас. А то и больший.

Иными словами, путь обвинения мертвых и коллективной вины — это путь лжи, и он в любом случае не принесет ничего доброго

Хотя хранить память о всех, кто пострадал в советские годы, — задача не просто правильная, а святая.

Но именно что хранить память — а не пропагандистскими покаяшками заниматься.

Они — покаяшки — уже никого не вернут, не спасут.

Только живых в очередной раз озлобят.

Поделиться: / / /