Алексей Улюкаев и заповеди Моисея

Леонид Радзиховский

Круги от Улюкаева, брошенного под арест разошлись в нашем информболоте довольно широко, хотя общество совсем не потрясли (интересно, есть что-то что могло бы и правда всерьез взбаламутить?).

Каждый такой эпизод – когда невольно к нашему лицу подносят зеркало – позволяет что-то увидеть.

О чем только не говорили!

О невероятных странностях дела «Улюкаев-против-чемоданчика»: и сумма мала, и самому мешки ворочать — не министерское дело, и наликом только гаишники берут, и на Сечина наезжать – с головой совсем не дружить.

И о том, как усилился Сечин – просто стал сильнее или уже настолько «усилился», что те самым «вышел из берегов» и ослабился. Будет наезд на «Лукойл» или будут они жить спокойно. И о том, что будет дальше с системными либералами (сислибами), правительством в целом. Впрочем, на последний вопрос Путин поспешил ответить – ничего не будет, курс не меняется, «холера идет нормально».

Сами сислибы хором сообщили что все вместе и каждый по отдельности «потрясены» до глубины души и полны сочувствия к своему другу Улюкаеву (так же единодушно, как сислибы 1950-70-х говорили бы что потрясены и выражают свое глубокое возмущение по адресу бывшего друга).

Патриоты высказывали вялое злорадство и робкие мечты, что вот «теперь пойдет», «дубинушка ухнет». Причем системные патриоты (сиспаты) в СМИ вообще больше помалкивали, а внесистемные могут нести в сетях любую пургу – то как зверь они завоют, то заплачут как дитя…

Словом все положенные ритуальные языковые движения были сделаны всеми сторонами. Сделаны – еще раз – крайне вяло, как все в наше время, в полусне. Бодрой, шампанской реакции по поводу своих дел в наших широтах не бывает – вот трампануться, со всей всемирной отзывчивостью, это мы можем…

Но!

Любопытно и характерно не только что говорят, но и о чем молчат

Никто – ни друг, ни враг Улюкаева, ни равнодушный наблюдатель – не задал вопроса : «а вообще А.В.Улюкаев может брать взятки, получать откаты, «воровать» так или иначе? Не конкретно у Сечина — а в принципе? По моральным соображениям?».

Почему никто не задал? Почему никто из его друзей не возопил – «это в принципе невозможно! Ну, вот просто – невозможно и все тут!».

Потому что сама постановка такого вопроса – хамская. Глупая. Демагогическая. Провокационная. Бестактная. Просто – нелепая. Психически нормальные люди в России-2016 столь идиотские темы не обсуждают.

«Алексей Валентиныч, вы – вор? – Видишь ли, Юра…».

Я тоже – надеюсь – не социопат, а нормальный человек. И в качестве такового, во-первых, упаси меня Господи, бросать камень (даже информпушинку!), в человека, находящегося под арестом. Во-вторых, вину, слава Богу, определяет суд и только суд. А в-третьих – и это, конечно же, самое главное – нет тут никакой специфики именно А.В.Улюкаева (если б была специфика, так и говорить-то не о чем – суд и правда решит в ходе состязательного процесса). Его имя – только фигуральное.

Понятно, что вопрос этот – абсолютно не к данному конкретному человеку. Вопрос – вернее отсутствие вопроса – только к Обществу, ко всем нам, к тому, что у нас, согласно «скрепам», «общественному договору» и т.д. считать – «нормой», а что – «патологией».

И это отсутствие вопроса и то, что сам такой вопрос казался бы абсолютно неприличным и самоочевидным (как спрашивать у женщины про менструацию, скажем) – ясно говорит о том, что все и так наизусть знают.

Спорить можно и должно о цене (размер – риск) тех же взяток, об обстоятельствах. Но никак не о принципе. Ибо его просто – нет

«Бесчестное дело брать взятки сделалось необходимостью и потребностью даже и для таких людей, которые и не рождены быть бесчестными». Необычный слог и пафос пусть не удивляют – как-никак 1845 г., Гоголь. Так что со скрепами – все в порядке, мы им свято верны.

Понятно, что это общие скрепы для либералов и патриотов, державников и вольнодумцев, западников и американофобов, мужчин и женщин, «дети разных народов, мы мечтой об откате живем, в эти трудные годы, мы за яхты бороться идем»…

Конечно же не только и не столько за яхты. Берут далеко не только и не столько те, кому на яхту не хватает, берут те, кто о яхтах и не грезит, берут и те, кому целой яхты не хватит, чтоб складировать уже нажитое непосильным трудом.

Просто в рамках определенной Системы это – норма. А выбиваться из нормы, социальной нормы, этической нормы, бытовой нормы – дело опасное и трудное. Как любой нонконформизм. Конечно, следовать норме тоже трудно – вот ведь, сажают же (притом, что сплошь да рядом те, кто сажают, полковники Захарченко – «что охраняют, то имеют»), но кто обещал что будет легко? Такие уж у нас нормы – диалектические. Двоемысленные.

Лобачевский сформулировал геометрию, где отрицался 5 постулат Евклида.

Наша общественная этика безусловно восходит к 10 Заповедям, при этом отрицает 8 заповедь («не кради»). Речь идет именно не о «невыполнении», т.е. не о практических отклонениях от нормы, а об отрицании самой этой нормы. Отрицание очевидное и публичное – но по умолчанию.

Отклонения от выполнения принятой нормы предполагают секретность, скрытость действия.  Отрицание же или игнор «бывшей нормы» предполагает открытость, демонстративность соответствующего поведения

Что мы и видим – на той же Рублевке, скажем, где наворованные «вещдоки» выставлены вдоль любого шоссе, как в Музее Криминалистики.

В этом заметно отличие от 7 заповеди – да, ее тоже сплошь нарушают, но любовниц, как правило, на показ не выводят, иногда даже прячут.

Конечно, особняков размером 90-60-90 не бывает, поэтому их спрятать трудновато. Но выставляют не только по физической невозможности скрыть. Нет. Новорусская готика, вынутая из широких штанин, именно что демонстративна – «смотрите, завидуйте». В показушности – одна из фишек.

Это – культурное явление, демонстрация новой нормы, контрнормы. При этом, как известно, эту «норму» продолжают называть «отклонением от нормы», «патологией», с ней даже борются – и не только словом, но и посадками. Еще раз – да, вот такая диалектическая, двойная норма.

Вот эти торжественно воровские нормативы потребления (не только дома или машины, но весь стиль, включая языковой) – означают общественную ликвидацию 8 заповеди. По крайней мере – в отношении казенного имущества.

Это воровство настолько системно, настолько отличается от обычного воровства, что для него найдено и новое точное выражение – «административная рента».

Любопытно, что как и в Системе Лобачевского, в нашей этически-идеологической Системе остальные аксиомы полностью сохраняются.

В нашей Административной Системе полностью и очень жестко действуют первые три заповеди – про Господа Бога-Ревнителя, про почтение к нему, про необходимость не иметь других богов перед Лицом Его и т.д. Лояльность Начальству – это и правда Основа Системы, символ веры, религия и у чиновника и у сотрудника любой фирмы и т.д.

Вполне соблюдаются и другие заповеди – и про седьмой день отдыха (тоже элемент поклонения Системе – например, корпоративы) и про почтение к родителям. «Не убий» — вполне принятая заповедь. Убийств в России стало несравнимо меньше, чем в 90-е, мы вышли на уровень бывшего СССР. Но главное даже не статистика, а то, что это дело несомненно и горячо осуждается, убийство – дело внесистемное. Про прелюбодеяния уже говорил. Клятвопреступления, само собой бывают сплошь да рядом, но это осуждается, хотя и без фанатизма.

То есть исключая одну (и только одну!) заповедь удалось создать «немоисееву этику», которая вполне себе работает. По крайней мере – достаточно долгое время

Эта этика – не оригинальна. Сегодня она новорусская, но вообще-то и вполне старорусская. Вот, например, возвращаясь к той же цитате Гоголя.

«Дело в том, что пришло нам спасать нашу землю, что гибнет уже земля наша не от нашествия двадцати иноплеменных языков, а от нас самих; что уже мимо законного управленья образовалось другое правленье, гораздо сильнейшее всякого законного (т.е. просто одно подменило другое – Л.Р.).…

Как русский, как связанный с вами единокровным родством, одной и тою же кровью, я теперь обращаюсь к вам. Я обращаюсь к тем из вас, кто имеет понятье какое-нибудь о том, что такое благородство.… Я приглашаю рассмотреть ближе свой долг и обязанность земной своей должности, потому что это уже нам всем темно представляется, и мы едва…». На этом рукопись обрывается – пошел да и сжег.

Так что Гоголю этическая Система с подменой 8 заповеди (может это и есть прославленная «лишняя хромосома» в культурном так сказать измерении?) представлялась Катастрофической, прямо – Апокалипсической. «Гибнет земля наша»…

И – ошибся классик-то!

Никто особо не «вооружился против неправды», не стал «спасать Землю»

При этом Россия не так скверно провела целый XIX век, в начале ХХ бодро догоняла Европу (бег в мешке взяток? Ничего, получалось!), а что 100 лет назад и правда «погибла» — так во-первых, уж никак не от взяток, а во-вторых, не так уж и погибла – воскресла потом, хотя бы частично…

И с взятками все было нелинейно – ничто не растет непрерывно. Был период их относительного спада по сравнению с временами Гоголя и Николая I (тот же конец XIX – начало ХХ века), потом героический период большевизма, когда взятки точно не приветствовались ВЧК-ОГПУ… Хотя с самой 8 заповедью все равно были проблемы, порожденные уже Советской властью : «ты здесь хозяин, а не гость – тащи с завода каждый гвоздь!».

Ну, а потом синусоида взяток вновь стала «падать вверх стремительным домкратом», что и наблюдаем…

Вот такие соображения о нашей этико-идеологической Системе пришли от одного «детски-неожиданного» вопроса «вы – вор?», вопроса, который, к счастью, никто никому не задал. И не задаст.

Поделиться: / / /