«Которых мы должны принять за образцы»

Максим Соколов

В России велик интерес к выборам североамериканского президента, которые должны состояться 8 ноября. По крайней мере среди письменной и социально неравнодушной части нашей публики. Велик настолько, что уже раздаются вопросы: «А нам-то что за дело до ихних выборов?».

В варианте из-за границы — «А вам-то что за дело?».

Ибо давно уже известно, что вынесение суждений о делах на чужбине — процесс несимметричный. Жители запада, включая наших бывших соотечественников, имеют полное право судить и рядить о российских проблемах, тогда как жители России должны при суждениях о заграничных делах знать свое место — не самое важное.

Впрочем, есть объяснения такого интереса к американским выборам, которые могут удовлетворить самого взыскательного критика современной России.

Прежде всего любой согласится с тем, что США — держава очень мощная в ряде отношений, как-то: финансовом, хозяйственном, военном, политическом, научном etc. Интерес к тому, кто станет начальником в таком мощном хозяйстве, вполне естественен, если от начальника в данном случае что-то зависит.

Но по предыдущим американским начальникам мы знаем, что зависит достаточно много. Президенты США не только открывают цветочные выставки и читают малым детям сказку про козлят, но и делают много всего другого. Так что как же не интересоваться.

Более того. Американские значительные лица сообщают urbi et orbi, что Америка есть страна незаменимая — в том смысле, что ни одна проблема на земном шаре не может быть решена без участия США. Проще говоря, Америке до всего есть дело.

Хорошо это или не очень хорошо, но из этого следует, что американский начальник по должности не имеет права относиться к категории затворников. Он обязан быть каждой бочке затычкой. В пределах всей ойкумены. Тогда интерес к тому, кто же станет таким всемирным оперуполномоченным увеличивается сугубо и трегубо.

Но кроме вполне прагматического любопытства — «Кто станет мировым светоносцем в следующей каденции?» — есть также интерес чисто спортивный или, если угодно, эстетический. Как известно, прекрасное есть то, что нравится безотносительно пользы.

Многие люди увлеченно переживают перипетии мирового чемпионата по футболу, хотя бы их сборная вылетела из соревнований на весьма ранних подступах, и кто станет чемпионом — Испания, допустим, или Германия — им должно быть совершенно безразлично. В действительности болельщицкие страсти бушуют самым неистовым образом, хотя, казалось бы, что ему Гекуба.

Знатоки или считающие себя таковыми увлеченно обсуждают финты и дриблинг, рассуждают о блестящей (или никуда не годной) технике команд, восхищаются таранным (или филигранным) стилем бомбардира etc.

Но президентская кампания в США в смысле финтов, дриблинга, офсайдов etc. столь же богата. Недаром ее давно уже сравнивают с красочным шоу. А чтобы увлеченно наблюдать это замечательное зрелище, даже не обязательно быть лично заинтересованным в том или ином исходе. Может быть человеку просто нравится красивый политический футбол (или бокс).

Тем более, что в родных краях мы давно уже не наблюдали такой красоты с песнями, плясками, взаимными заушениями и непредсказуемостью результата. А тут мировые СМИ показывают нам все живьем и гольем. Как не увлечься.

Кстати, все вышеприведенные причины увлеченности работали еще во времена СССР. По крайней мере, начиная с Хрущева. Возможно, в далеких станицах, а равно аулах и стойбищах к заокеанским делам относились безразлично, к тому же информированность была неудовлетворительной, но в столицах очень даже судили и рядили, причем с изрядной долей фронды. «У нас-де самые свободные в мире, то есть известно какие выборы, а там (читай: в свободном мире) настоящая живая жизнь».

Тогда на западе интерес граждан нашей страны к заокеанским выборам ничуть не осуждался, но, напротив, приветствовался, рассматриваясь как признак неподдельного к настоящим демократическим выборам. Ведь публика не кандидатуру товарища Гэса Холла обсуждала, а реальных фаворитов.

Думалось: вот они пообсуждают, а потом и сами захотят, чтобы и у них в стране было нечто в этом роде, капля камень точит.

Наши граждане в конце концов действительно захотели, потом, правда, охладели. «Мы в юности влюбляемся и алчем утех любви, но только утолив сердечный глад мгновенным обладаньем, уж, охладев, скучаем и томимся».

Сейчас, однако, в 2016 г. интерес граждан к американским выборам совсем не приветствуется ни самим западом, ни западнически настроенными представителями нашей общественности.

Причина довольно очевидна. Интерес был и уместен, и правилен, покуда интересующиеся могли мало-помалу прийти к мысли, что вот как хорошо у них устроено, там свободно соревнуются таланты, кандидаты смиренно склоняются перед судом своего великого народа и власть обновляется на основе превосходного состязательного принципа — «Кто более достойно сможет послужить своей стране». Из чего следовал тот вывод, что за морем житье не худо — и как раз благодаря таким порядкам, — так что хорошо бы и нам завести такое.

Но картина соперничества Хилари и Трампа наводит в основном на совершенно другие мысли, а благостная похвала тому, как прекрасно зрелище свободного состязания талантов, может быть произнесена лишь в качестве уж совсем сардонического издевательства. При этом американцы, конечно, идут впереди планеты всей — как, собственно, им и положено, — но в общем-то изрядный кризис политического лидерства присущ и другим странам западного мира, разве что пока еще он не приобрел столь гиньольные формы, как в США.

Из этого никак не следует, что зато в России все прекрасно, а завтра будет еще прекраснее. Хвалить отечественные политические порядки тоже трудно, ибо тоже могут сочесть за издевательство. Державинскую оду «Властителям и судиям» никто не отменял.

Но зрелище заокеанского праздника демократии представляет собой столь явный соблазн, что вызывает в публике реакцию сильно далекую от радостного девиза «Все человеческое — нам!». Скорее склоняет к тому суждению, что наша родная полития весьма странна, чтобы не сказать более, но все-таки есть какая-никакая власть, а такого боя бабы-яги с крокодилом нам не надобно. В кабак не ходи, и там такой срамоты среди пьяных не услышишь.

«Где ж, укажите нам, отечества отцы, которых мы должны принять за образцы» — да черт его знает где, но уж точно не на светлом западе. Насмотрелись. Кризис тамошней демократии, кроме всего прочего, производит соответствующее воспитательное действие на дорогих россиян, наводя их на разные худые мысли о демократических идеалах.

Поделиться: / / /